Жаркое лето 88-го

На изломе СССР

В 1986 году из отдела уголовного розыска УВД Фрунзенского райисполкома оперативник Сунцов переходит на Петровку, 38 и занимает должность старшего оперуполномоченного 2-го отделения 4-го отдела МУРа. Отдел занимался раскрытием серийных преступлений, связанных с грабежами и разбоями. Как правило, этим промышляли различные преступные группы. Но тогда, в Советском Союзе, руководители страны наотрез отказывались даже слышать о таком понятии, как организованная преступность. А ведь именно в конце 80-х она и проявила себя впервые во всей своей, что называется, красе.

За три года до развала Союза столичному уголовному розыску пришлось ох как нелегко. В Москве появилась одна большая, если можно так выразиться, криминальная проблема. Когда в стране подул ветер перемен, как грибы после дождя стали образовываться всевозможные кооперативы. Новоявленные коммерсанты порой не знали даже, куда  девать деньги. Но менталитет брал  верх, и многие из них устремлялись  в столицу, дабы лишний раз показать свою «крутизну» и… банально посорить деньгами.

Это были наши первые капиталисты в стране - кооперативщики. Любой из них знал все злачные места в Первопристольной. А тогда это, прежде всего, были гостиничные комплексы, при которых всегда находились фешенебельные рестораны. Гостиницы «Националь», «Москва», «Космос», «Интурист»… К слову сказать, в последней было и первое открывшееся на тот момент в стране казино.  И, конечно же, в перечень предоставляемых услуг входили «ночные бабочки». Со всех концов необъятной родины они «слетались» сюда и были неотъемлемой частью отдыха кооперативщиков. И криминал не заставил себя долго ждать.

Так родился новый преступный промысел: бандиты стали сотрудничать с проститутками. Путаны подливали своим клиентам клофелин и сообщали подельникам. Здоровые молодые парни вмиг оказывались в нужном месте и в нужное время, дабы обчистить карманы нуворишей.

Запестрели сводки происшествий  того времени «отравлениями» и «разбоями с грабежами». В сутки в Москве совершалось от 3 до 5(!) такого рода преступлений. В основном в вечернее и ночное время.  И самое страшное - участились случаи со смертельным исходом.

Переломить ситуацию и призван был 4-й отдел МУРа.

- …Один и тот же сценарий и способ совершения преступлений, - вспоминает Михаил Сунцов. - И на каком-то из этапов мы оказались в тупике. Что делать с этим массовым явлением? Как выявлять и как ловить? Провели анализ совершенных преступлений. Все пострадавшие посещали злачные места, плюс - с проститутками уезжали на городских такси. Когда отработали все таксомоторные парки, выяснили, что автомобили были одни и те же. Основная картина вырисовывалась следующая: проститутки вызывали такси, садились в него с клиентами и уезжали. В условленном месте преступники перехватывали своих жертв. Многие из последних были уже под воздействием клофелина.

Михаил Сунцов помнит одно из таких задержаний в подробностях.

От касс директора Большого театра до поселка Косино

Командно-наблюдательный пункт был установлен в кабинете директора касс Большого театра, что недалеко от гостиницы «Москва». Был там оборудован и пост видеонаблюдения. Сектор обзора камеры - превосходный, лучше и не пожелать. Хотя тогда с техническим оборудованием все было не просто, но технари МУРа старались на славу. Порой сами из подручных средств мастерили специальное оборудование. В итоге - налажена и хорошая радиосвязь. Масштаб операции тот еще был! Одновременно задействовали 14 служебных оперативных машин. В одной из них - «ВАЗ-2106» - находился за рулем старший оперуполномоченный капитан милиции Сунцов и еще двое его коллег.

В полночь от группы скрытого наблюдения поступает сигнал о том, что их подопечные с двумя клиентами садятся в такси. «Наружка», не упуская из виду «объект», следует за ним. Буквально  через 10 минут новое сообщение: за наблюдаемым такси пристраиваются чуть позади еще две машины с желтыми шашечками. Было ясно: соратники проституток-наводчиц выходят на тропу охоты.

Так оно и случилось. На Москворецкой набережной новоявленные гангстеры догоняют свою добычу и прижимают к бордюру авто, выволакивают ничего не понимающих людей из салона, отбирают личные вещи и деньги. Не гнушаются даже одеждой.

Сигнал к действию поступает сразу же. Оперативники срываются с места и мчатся по указанному маршруту следования злосчастного такси, которое находилось под пристальным вниманием ребят из группы скрытого наблюдения. Последние сообщают операм, что машина с преступниками паркуется возле пельменной на проезде Серова. По дороге оперативники подбирают ошеломленных и раздетых практически догола пострадавших. Их еще приходится уговаривать. С испугу те принимают оперов, одетых в спортивные костюмы, за очередных бандитов.

Вскоре служебная «шестерка» с визгом тормозов оказывается бампер к бамперу с «Волгой». Выскочившие из машины напарники Сунцова с криками «Стоять! Милиция!» бросаются к такси. Однако таксисту с двумя бандитами удается рвануть с места, и он выскальзывает из, казалось бы, неминуемой ловушки. Не дожидаясь своих коллег, Сунцов - по газам и бросается в погоню.

Стрелка спидометра панели служебки касается отметки в 120 километров в час. «Шестерка» с «третьим» двигателем уже нагоняет «Волгу» по ночной Москве. Улицы тогдашней столицы - не чета нынешним: ночью практически пустые, без автомобилей. Но ситуацию тогда усугубили поливальные машины. К тому времени они уже окатили дороги водой, и «дворники» оперативного авто с трудом справлялись с тем жидким месивом, что летело из-под колес преследуемого такси.

- Уже перед выездом на Садовое кольцо я обратил внимание, как из окон «Волги» с двух сторон по пояс высунулись мужчины, в руках которых было оружие, ну прямо как в кино, - сейчас, уже улыбаясь, вспоминает Михаил Васильевич. - И тут же вижу вспышку: огромный огненный шар несется в мою сторону. Как потом оказалось, стрелял из охотничьего обреза. Дробь забарабанила по капоту. И так по ходу, пока за ними гнался, еще пять раз выстрелили в мою сторону. А сзади в салоне - наши потерпевшие, которые от ужаса бросились на пол машины. Высадить-то я их не успел. И все-таки разок произвел выстрел по колесам. Через форточку руку просунул. Жутко неудобно было, так что не попал. Увеличиваю дистанцию и тут же через скрытую радиосвязь в машине передаю дежурному МУРа всю ситуацию.

Михаил Васильевич гнал преступников долго. Те петляли, как могли. Радиоцентр столичного ГУВД уже получил соответствующий сигнал. Сунцов пытался выдавить их из Москвы, чтобы на выездном пикете ГАИ на шоссе Энтузиастов сотрудники, расстелив на дороге специзделие «Еж», поставили жирную точку в погоне.

Но не тут-то было! За километр до поста ГАИ бандиты свернули в сторону района Ивановское и, преодолев по мосту МКАД, рванули в поселок Косино, на ходу выбрасывая из окон автомашины огнестрельное и холодное оружие. Ну а там уже присоединились к погоне машины ПГ (тогда патрульная группа) - порядка двух десятков милицейских экипажей. Таксист хорошо знал Москву и все окрестности. Специфика работы, так сказать. Но это его и подельников не спасло. Задержали всех. На суде они получили приличные сроки.

Спасенные жизни учету не подлежали…

А уже буквально через несколько дней - вновь похожий случай. С погоней и выстрелами. Тогда накрыли банду из семи человек, так-же промышлявшую разбоями и грабежами. На пару с проститутками целенаправленно охотились на кооперативщиков.

На памяти Михаила Васильевича также эпизод, когда в очередной раз задерживали аналогичную банду. МУР принял своих «клиентов» в момент выхода их из квартиры. Вынести пытались буквально все. Каждый из задержанных поверх своей одежды умудрился надеть еще и по два(!) костюма. А сигаретные пачки марки «Ту-134», целиком набитые клофелиновыми пластиковыми баллончиками, сыпались из каждого кармана. Пострадавшие на тот момент находились в квартире. И если бы не своевременный вызов медиков из Центра отравлений Института Склифосовского - молодые люди не выжили бы.

Примечательно, но за те три летних месяца 1988 года сотрудникам 4-го отдела МУРа удалось кардинально изменить сложившуюся ситуацию. За одно только лето были ликвидированы 22(!) организованные преступные группы. И результат не заставил себя долго ждать. Хребет бесчинствующим бандитам был переломлен. «Кривая» такого рода преступности резко пошла на спад. Скольким тогдашним кооперативщикам спасли опера жизни - остается только гадать. Проделана огромная, кропотливая работа. Сыщики практически дневали и ночевали в засадах.

Но оно того стоило. Это уже потом, чуть позже, в обиходе появятся такие понятия, как «братки», «рэкет», «похищение людей». Тогда… все еще только начиналось. Впрочем, это уже совсем другая история.

Михаил Сунцов

М. Сунцов

к содержанию раздела  вверх