Восьмерка принимает бой

Михаил Сунцов
полковник милиции в отставке. Первый начальник 8-го отдела РУБОП при ГУВД Москвы, специализировавшегося на борьбе с этническими преступными группировками.

К 1993 году в Москве уже существовали многочисленные диаспоры, внутри которых сформировались криминальные образования. Несмотря на то что в действующем на тот момент Уголовном кодексе не было статьи «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)» (впервые статья 210 была включена в новую редакцию уголовного кодекса 1 января 1997 года), фактически они имели все признаки таковых: структурированные, сплоченные, с четко выстроенной иерархией. Промышляли вымогательством, грабежами, отличавшимися особой дерзостью разбоями, мошенничеством, а позднее переключились еще и на похищения людей, захват заложников, взятие под контроль коммерческих структур.

Эти ОПГ (мы использовали тогда такой термин) были сформированы по земляческому признаку: существовали чечено-ингушские, азербайджанские, дагестанские, грузинские, армянские, североосетинские группировки. Причем у каждой своя специализация. Как правило, привязаны они были к местам их компактного проживания (обитания) гостиничным комплексам - «Украина», «Националь», «Интурист», «Салют», «Белград», «Космос», «Севастополь», «Заря», «Алтай», «Восток», «Останкино», - при которых действовали фешенебельные кафе, рестораны, первые казино, ночные клубы. Борьба с этнической преступностью осложнялась для оперативников языковым барьером и трудностями в понимании устройства тейпово-родовых связей внутри кланов.

До создания РУБОП в составе УУР ГУВД города Москвы существовал отдел по борьбе с организованными преступными группами (ОБОГП), в котором было небольшое подразделение, занимавшееся разработкой преступных групп, сформированных из жителей Северокавказских республик. В 1990 году сотрудники этого отдела пресекли деятельность чеченской группировки, действующей под руководством авторитета Николая Сулейманова по кличке Хоза. Тот взял под контроль как легальный, так и нелегальный автобизнес на одном из крупнейших рынков Москвы в Южном порту. Кроме того, бригада Хозы, которая могла при необходимости собрать до трехсот своих земляков, контролировала ряд торговых точек, осуществлявших продажу запчастей для иномарок. Через сеть магазинов «Березка» легализовывала денежные средства, полученные преступным путем. Профиль группировки был широк - от вымогательств до разбойных нападений. При попытке шантажа председателя правления одного из коммерческих банков сотрудники этого подразделения задержали бандитов. Все члены ОПГ получили длительные тюремные сроки.

На базе именно этого небольшого, но уже эффективного подразделения для противодействия набиравшим силу этническим группировкам в 1993 году в РУБОП создан 8-й, так называемый этнический, отдел. Его численность составила 43 человека. Подразделение было организовано по направлениям, а многие сотрудники отобраны по национальному признаку. Впоследствии при каждом окружном УВД появились «филиалы восьмерки» - специализированные отделы по борьбе с организованной преступностью, в том числе и с этнической. Наша работа основывалась на плотном взаимодействии с угрозыском, участковыми, ФСБ, лидерами национальных диаспор. Систематически в Москве проводились широкомасштабные профилактические мероприятия «Эльбрус» и «Кавказ», призванные выявить факты незаконного оборота наркотиков и оружия, нарушения паспортного режима и лиц, находящихся в розыске. В качестве приданных сил использовались внутренние войска. Благодаря круглосуточной работе 8-го отдела РУБОП при силовой поддержке сил быстрого реагирования - СОБРа - в месяц возбуждалось до 30 уголовных дел по фактам различных преступлений, в том числе и тяжких.

Результаты не заставили себя долго ждать: к середине 90-х нам удалось переломить хребет этнической оргпреступности, ограничить ее влияние, «обезглавить» банды, пресечь многие преступления, освободить из рук похитителей сотни людей, помочь зарождающемуся в стране предпринимательству. К сожалению, после ряда структурных реорганизаций в системе внутренних дел, а в итоге и самой службы по борьбе с организованной преступностью, большой массив накопленной информации был утрачен.

В настоящее время с учетом складывающейся неблагоприятной обстановки на данном направлении, усугубляемой большим потоком мигрантов из бывших республик СССР, в структуре подразделений уголовного розыска создаются подразделения по этнической преступности, но им еще предстоит пройти большой путь, как и нам тогда…

М. Сунцов

к содержанию раздела  вверх