Столичный Криминал «Честь МУРа для меня святая»

Полковник милиции в отставке, почетный сотрудник МУРа, кавалер ордена Мужества Михаил Васильевич СУНЦОВ служил в угрозыске на разных должностях, и все годы "привилегией" службы его и коллег был колоссальный по объему труд с риском для жизни.

10 мая 1983 года у 25-летнего сотрудника угрозыска лейтенанта Михаила Сунцова был первый рабочий день в 63-м отделении милиции. За плечами молодого офицера остались два года срочной и пять лет - сверхсрочной службы в оперативных частях внутренних войск МВД СССР и высшее образование, полученное в Государственном центральном ордена Ленина институте физической культуры...

Постичь азы сыскного дела помогли опытные коллеги.

- Мне пришлось работать с разными людьми, запомнились многие. Особенно тепло вспоминаю сегодня Олега Петровича Федина. Он стал моим первым наставником в отделении милиции. Капитан, старший опер, специалист по детской преступности. Подростки тогда шалили не меньше, чем сейчас. Особенно от их набегов страдали многочисленные конторы, которые располагались в каких-то полуподвальных помещениях, без охраны и необходимой защиты. Как-то в одной из квартир мы обнаружили несколько десятков счетных и пишущих машинок. Зачем столько, парнишка объяснить не мог. Федин "колол" малолеток, как орехи, что-то получалось и у меня, но тогда, в первый год службы, очень пригодились уроки Олега Петровича. Он говорил: "Садись рядом и слушай", а сам закуривал "беломорину" и начинал говорить с очередным провинившимся малолеткой.

Михаил Васильевич понимал, чтобы грамотно вести оперативную работу, надо было многое знать. Окончил специальные курсы. Досконально изучил территорию. Привел такой пример. В отделениях не было экспертов-криминалистов, но в каждом отделении милиции был "чемодан эксперта", вот Сунцов и изучил его, чтобы самостоятельно проводить осмотр места происшествия и фиксировать следы преступлений для последующего проведения экспертиз и исследований.

Традиции семьи не позволяли быть на вторых ролях. Несколько поколений Сунцовых, начиная от вятских полицейских XIX века, верой и правдой служили закону. Честью семьи Михаил Васильевич очень дорожит. Подробно рассказал об отце. Василий Александрович в довоенные годы был старшим инструктором боевой подготовки московской милиции. В годы Великой Отечественной в составе войск НКВД охранял особо важные объекты промышленности. Участник парада войск на Красной площади 7 ноября 1941 года. В составе стреляющих лыжников, которых он и готовил к боям, оборонял столицу. В 1974 году Сунцов-старший ушел в отставку в звании майора внутренней службы. Удостоен орденов Великой Отечественной войны и "Знак Почета", медали "За боевые заслуги" и других наград.

- До сих пор помню слова отца, сказанные после поступления на службу в милицию и присвоения первого офицерского звания. Он тогда сказал: "Все будет зависеть от самого себя". Жизненный путь отца всегда являлся для меня примером целеустремленности, ответственности и профессионализма. Учила молодого офицера и практика. В сентябре 1983 года в 63-е отделение милиции поступил тревожный звонок от жильцов элитного дома на Беговой улице. Соседи, увидев приоткрытую дверь одной из квартир, обнаружили в ней труп хозяйки квартиры Ксении Троицкой. Выехавшая на место происшествия оперативная группа при осмотре квартиры обнаружила еще два трупа: дочери хозяйки Татьяны и приходящей домработницы Надежды Фроловой. На всех были явные следы пыток. В том, что в жилище орудовали грабители, сомнений не было: в квартире были разбросаны вещи, содержимое шкафов было вывалено на пол. Среди того беспорядка были редкие книги, но по всему было видно, что они не интересовали грабителей. Те искали что-то другое.

- Оперативный штаб по установлению всех обстоятельств тройного убийства и установлению преступников разместился в нашем отделении милиции. Его возглавил Гафа Хусаинов, легенда МУРа, в те годы - начальник "убойного" отдела. С ним работали Игорь Васильев, Геннадий Денисюк, Александр Воробьев, Михаил Пашковский, Сергей Масюра, Олег Шаров, другие "зубры" сыскного дела. Большую роль в раскрытии преступления сыграл и член штаба, ас своего дела, ст. следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Николай Федорович Жабин. Отдельные поручения пришлось выполнять и мне. Естественно, присутствовал при постановке задач, видел, как тщательно отрабатываются версии, на каком высоком уровне проходят оперативные совещания и оперативно-розыскные мероприятия, как готовятся и исполняются документы. Опыт получил немалый. Конечно, появился стимул - к чему и куда стремиться...

О том преступлении было известно только узкому кругу лиц, ведь оно было из цепочки так называемых бриллиантовых убийств и вело к большим верхам.

Как выяснили сыщики, у матери и дочери Троицких были похищены драгоценности XVIII века, в том числе золотой перстень с сердоликом с изображением Вольтера и камея с изображением Екатерины II. Дочь хозяйки квартиры Татьяна работала косметологом в престижном салоне красоты. При поиске похищенного приходилось даже отрабатывать связи дочери главы государства Л. И. Брежнева Галины, любительницы уникальных ювелирных изделий. Работа сыщиков была под постоянным контролем горкома партии и МВД СССР. Штаб еженедельно заслушивали в столичном ГУВД.

Кропотливая работа сыщиков завершилась успехом - "авторов" совершенного преступного посягательства нашли. На это ушло два года. Двое убийц были приговорены к высшей мере наказания - расстрелу, но один из них, не дожидаясь, казни, наложил на себя руки в камере.

- Одной из бед для нашего подразделения было нашествие цыган. Группы по 20 - 30 человек перекрывали аллею вдоль Ленинградского проспекта между южным и северным входами из метро "Динамо", и пестрые представительницы кочевого народа предлагали рассказать все, "что было и будет, и чем сердце успокоится". Мужчины их, как правило, обходили стороной, а вот девушек цыганки "забалтывали", вытаскивая из них невеликие сбережения. Заявления копились, причем с каждой неделей папка с материалами становилась все увесистей. И тогда я предложил нашему начальнику Петру Степановичу Вилкову оборудовать в отделении фотолабораторию. В подвале нашли место. К тому времени я уже много лет серьезно занимался фотографией, у меня был фотоснайпер, объективы и практический опыт. Постепенно мы сфотографировали всех цыганок, которые появлялись и задерживались на территории Фрунзенского района. Установили, кто на каждом снимке, создали картотеку. И когда в отделение приходили потерпевшие, им показывали снимки для опознания. При очередном появлении табора задерживали гадалок. Помню, приезжал даже цыганский барон с кнутом в сапоге. Понял, что мы настроены решительно. Больше на своей территории шумных женщин с характерной внешностью мы не видели.

После отделения милиции Михаил Васильевич недолго служил в РУВД Фрунзенского района. Откуда в звании старшего лейтенанта его перевели на Петровку, 38, в 4-й отдел МУРа, который занимался раскрытием серийных преступлений, связанных с грабежами и разбойными нападениями. Отдел возглавлял полковник милиции Николай Николаевич Куценко.

- Принял он меня по-доброму, как, впрочем, и другие сотрудники отдела - Валентин Дмитриевич Рощин, который и пригласил меня на Петровку, Алексей Белов, Николай Сазонов, Михаил Прядухин. Опытные сыщики, они много времени отдавали анализу ситуации, просчету различных вариантов ее развития. Мы, молодые опера, внимательно слушали профессионалов сыскного дела и учились раскрывать преступления, которые на первый взгляд казались неподъемными. Мне очень импонировала "мозговая" работа, она особенно пригодилась в годы всплеска так называемой перестроечной преступности.

С особой теплотой Михаил Васильевич сказал о начальнике отделения Иване Бирюкове:

- Искренне благодарен Ивану Петровичу, талантливому и опытному оперативнику, за его уроки сыскного дела и понимания уголовно-преступного мира и его лидеров. Например, Иван Петрович очень предметно занимался так называемыми психически больными преступниками, которые вместо зоны попадали в лечебное учреждение. Многие из них успешно "косили", а попав в психбольницу, совершали побеги или находили возможность исчезать оттуда на какое-то время для совершения новых преступлений, как правило, жестоких и циничных. В те годы в поле их зрения попали церкви. Мне пришлось заниматься теми разбойными нападениями. Совершались они в основном в пределах Золотого кольца, но похищенные иконы и церковную утварь везли в Москву для контрабанды за рубеж. Вместе с коллегами, как столичными, так и ярославскими, мы раскрыли немало таких преступлений.

Когда в стране подул ветер перемен, у новоявленных бизнесменов появились немалые деньги. Чтобы, по их пониманию, "хорошо закончить день", они знакомились с дамами легкого поведения. Но где провести вечер или ночь?

Естественно, проститутка предлагала проехать на съемную квартиру. Взмах руки - и рядом тормозит такси. А дальше все шло по одному сценарию - гость столицы теряет сознание и остается без наличности...

Сводки происшествий того времени запестрели сообщениями об отравлениях и разбоях с грабежами. Порой за сутки в Москве - от трех до пяти такого рода преступлений.

Переломить ситуацию должен был 4-й отдел МУРа.

- Анализ преступлений свидетельствовал, что все пострадавшие уезжали с проститутками на городских такси, - говорит Михаил Васильевич. - Когда отработали все таксомоторные парки, выяснили, что автомобили были одни и те же. Таксисты работали в связке с "ночными бабочками", которые, выступая в качестве приманок, знакомились с приезжими, подливали своим клиентам клофелин и, дождавшись его действия, сообщали подельникам. Однако порой таксисты грабили гостей столицы в дороге...

Придя к пониманию, что все начинается у гостиниц, сыщики договорились с директором билетных касс Большого театра о выделении в ночное время его личного кабинета для оборудования наблюдательного пункта. Кабинет находился на третьем этаже. С помощью специалистов из муровского НТО установили фото- и видеоаппаратуру с мощной оптикой, которая позволяла даже в темное время наблюдать за тем, что происходит у гостиницы "Москва" на проспекте Маркса (ныне - Охотный ряд) и улице Герцена (Большая Никитская). Сектор обзора камеры превосходный, была налажена и хорошая радиосвязь. В течение месяца, пока шла подготовка, сыщики начинали рабочий день в 16.00, разъезжаясь далеко за полночь. Как отметил Сунцов, важно было знать: кто, на каких машинах и в какое время подъезжает к гостинице. Составили картотеку таксистов и многое узнали о буднях "ночных бабочек". Но важно было задержать преступников с поличным.

Одна из таких подготовленных масштабных операций, в которой было задействовано 14 служебных оперативных машин, завершилась успехом. В одной из оперативных "шестерок" находился за рулем капитан милиции Сунцов и еще двое его коллег - Николай Сазонов и Вадим Усатенко.

Сигнал от группы скрытого наблюдения поступил в полночь. Проститутки с двумя клиентами сели в машину такси, которая значилась в картотеке. Буквально через 10 минут сыщики получают сообщение: за наблюдаемым такси пристроились еще две машины с желтыми шашечками. Было ясно: соратники проституток-наводчиц вышли на тропу охоты.

На Москворецкой набережной "охотники" догнали свою "добычу", прижав автомобиль к бордюру, вытащили ничего не понимающих людей из салона и отобрали деньги и личные вещи.

Теперь уже с места сорвались оперативные машины и пошли по пути следования злосчастного такси. "Наружка" к тому времени сообщила, что машина с грабителями припарковалась на проезде Серова. По дороге оперативники подобрали ошеломленных пострадавших. Однако задержать таксиста с подельниками удалось не сразу. Несмотря на то что коллеги Сунцова выскочили из "шестерки" и бросились к "Волге", таксисту удалось выскользнуть из ловушки. Сунцов бросился в погоню. Он уже начал нагонять "Волгу", когда произошло неожиданное.

- Уже перед выездом на Садовое кольцо я обратил внимание, как из окон "Волги" с двух сторон по пояс высунулись мужчины, в руках которых было оружие, ну прямо как в кино, - вспоминает Михаил Васильевич. - И тут же вижу вспышку: огромный огненный шар несется в мою сторону. Как потом выяснилось, по мне стреляли из охотничьего обреза. Дробь забарабанила по капоту. Потом в сторону "шестерки" выстрелили еще несколько раз, а у меня сзади в салоне - наши потерпевшие, которые в ужасе бросились на пол. Высадить-то я их не успел. И все-таки раз произвел выстрел по колесам. Через форточку руку просунул. Увеличив дистанцию, доложил по радиосвязи дежурному по МУРу о сложившейся ситуации.

Михаил Васильевич гнал преступников долго, пытаясь выдавить их из Москвы, чтобы на выезде сработали сотрудники ГАИ. Те и впрямь на шоссе Энтузиастов расстелили "ежа" на дороге, но за километр до поста бандиты свернули в сторону района Ивановское и, преодолев по мосту МКАД, рванули в поселок Косино, на ходу выбрасывая из окон автомашины огнестрельное и холодное оружие. Таксист хорошо знал Москву и окрестности. Но это его и подельников не спасло: к погоне вовремя присоединились несколько машин патрульных групп. Задержали всех. На суде они получили приличные сроки.

Одну из банд муровцы "приняли" на выходе из квартиры. Каждый из задержанных "гостей с юга" помимо своей одежды умудрился надеть еще и по два костюма. В карманах - пачки от сигарет, набитые клофелиновыми пластиковыми баллончиками. Двое пострадавших находились в квартире без сознания, и если бы не своевременный вызов медиков из центра отравлений Института им. Склифосовского, молодые люди вряд ли бы выжили.

За три месяца лета 1988 года сотрудники 4-го отдела МУРа ликвидировали 22 преступные группы и кардинально изменили сложившуюся ситуацию. В каждой было от пяти до семи человек, и получили они от 7 до 10 лет неволи.

Вспомнил Михаил Васильевич и еще об одном задержании, когда с поличным был взят вор в законе, что удается нечасто. Речь шла об одном известном в прошлом карманнике Владимире Щербакове по кличке Пигалица, который родился на зоне и был "коронован" знаменитыми ворами Бриллиантом и Черкасом. Однако со временем Пигалица из щипачей переквалифицировался в главаря банды грабителей. Муровцы неделю отслеживали их перемещения, а взяли при ограблении квартиры на Ташкентской улице с набитыми сумками в руках. Такие задержания оперативники называют высшим пилотажем сыскного дела. В 1986 году после многочисленных публикаций в прессе о ворах в законе было принято постановление №0033 "О борьбе с опасными проявлениями групповой преступности". В 1987 году в МУРе был создан 11-й отдел, задачей которого была борьба с опасными проявлениями групповой, рецидивной и организованной преступности. Отдел возглавил Гафа Хусаинов.

В 1988 году высшее руководство Советского Союза признает существование в стране организованной преступности. В МВД СССР создано 6-е управление для организации борьбы с этим опасным явлением. Спустя год в МУРе создан самостоятельный отдел по борьбе с организованной и групповой преступностью (ОБОГП), который возглавил еще один профессионал - выходец из 2-го "убойного" отдела Валерий Бобряшов. В отдел перешли работать авторитетные профессионалы и будущие руководители различных уровней МВД - Владимир Рушайло, Владимир Козлов, Анатолий Ильченко, Владимир Пономаренко и другие сыщики. В новое подразделение был переведен и Михаил Сунцов. Работал под руководством асов сыскного дела Александра Комарова и Николая Степанова. Разрабатывали чеченскую преступную группировку, которую Михаил Васильевич охарактеризовал как наиболее организованную, предпочитавшую контролировать крупные коммерческие структуры с большими денежными оборотами...

- Важно было понять: как она построена, кто там "солдаты", кто "офицеры", "генералы", какую ступень в иерархии криминальной Москвы они заняли, какие сферы влияния под ними.

Одной из удач того времени он считает пресечение деятельности бригады горцев под руководством авторитета Николая Сулейманова по кличке Хоза. Тот взял под контроль как легальный, так и нелегальный автобизнес на одном из крупнейших рынков Москвы в Южном порту. Кроме того, бригада Хозы, которая могла при необходимости собрать до трехсот своих земляков, контролировала ряд торговых точек, осуществлявших продажу запчастей для иномарок. Профиль группировки был широк - от вымогательств до разбойных нападений. При попытке шантажа председателя правления одного из коммерческих банков сотрудники подразделения задержали бандитов. Все члены ОПГ получили длительные тюремные сроки.

Через три года муровский отдел преобразовали в Региональное управление по борьбе с организованной преступностью (РУБОП), куда и перевели Сунцова. И там, и позднее, работая в ГУБОПе МВД России, Сунцов вместе с коллегами освободили из чеченского рабства сотни заложников, в том числе - десятки иностранцев. Он первый со страниц прессы заговорил об "узаконенной" работорговле в Чечне.

"Во вторую чеченскую кампанию мы изъяли много видеокассет. Боевики любили позировать перед объективами. И я был удивлен тем, что никто не догадался дать ход тем кассетам. Посмотрели и отложили. Поставил задачу: собрать все кассеты, которых набралась добрая сотня, и с помощью специалистов сделали фотографии всех, кто на них позирует. Постепенно установили их личности, а кассеты передали в прокуратуру Северного Кавказа для возбуждения уголовного дела по факту участия в незаконных вооруженных формированиях. Со временем почти всех, кто остался жив, нашли..."

Ветеран труда, ветеран боевых действий, с 2002 года - советник генерального директора ОАО "Северсталь" по безопасности, Михаил Васильевич ведет активную общественную работу в Совете ветеранов МУРа. "Я, как и другие ветераны сыска, горжусь тем, что сыщики с Петровки чтут традиции и высоко держат планку легендарной службы, продолжая раскрывать сложнейшие и запутанные преступления. Наш Совет оказывает колоссальную помощь руководству столичного угрозыска в нравственно-патриотическом воспитании молодежи. Ветераны службы передают бесценный опыт молодым сотрудникам. По мере возможности оказывают и материально-техническую помощь. Активно сотрудничаем со средствами массовой информации. Наши ветераны выступают в качестве консультантов при создании документальных фильмов, например были главными консультантами в фильме "Легенды российского сыска". И занимаемся даже оперативной работой, если это требуется.

Наверное, многие помнят дело битцевского убийцы. В общей сложности жертвами стали шестьдесят пенсионеров. И тогда в парк пошли наши ветераны-сыщики. Переодевались бомжами или просто как пенсионеры гуляли по парку, привлекая внимание потенциального преступника. И убийца был задержан! Четверо ветеранов получили правительственные награды!"

В. Гондусов

к содержанию раздела  вверх