Мы мешали врагам народа

В 1990-х, которые недаром называют лихими, за «городом Юности» Комсомольском-на-Амуре установилась сомни- тельная слава криминальной столицы Дальнего Востока. Местным бандитам и ворам в те нелегкие времена всеобщего распада и раздоров удалось наоборот сплотиться вокруг «вора в законе» Евгения Васина, известного в преступном мире под кличкой Джем. Прекрасный организатор, обладающий неплохими физическими данными, он в короткие сроки сумел подчинить себе не только криминальных авторитетов родного города, но и всего Хабаровского края, Магаданской области, Камчатки, Сахалина...

В пору «дикой» рыночной экономики криминальные структуры под руководством Джема быстро нашли дополнительные способы незаконного обогащения, подмяв под себя не только зарождавшийся бизнес, торговые точки и предприятия, но обложив своеобразной данью владельцев иномарок, учебные заведения и даже… воинские части. Опасность преступной деятельности группировки Васина, получившей название «общак», была еще и в том, что он стал активно привлекать в свои ряды молодежь: студентов и школьников.

На рубеже 90-х опыта борьбы с таким «спрутом» в правоохранительных структурах не было, поэтому сотрудниками сформированного отделения по борьбе с организованной преступностью ОВД по городу Комсомольску-на-Амуре стали работники уголовного розыска: оперативники и сыщики.

Первый начальник ОБОП полковник милиции в отставке Константин Лымарь вспоминает:

- Мы знали, что Джем «короновал» четырех своих приближенных из числа молодых ребят. Пять воров в законе в одном относительно небольшом городе - это явный перебор. Город тогда буквально «трещал» от краж, насилий, угонов и грабежей. По сути, горожанам, властям, милиции была объявлена война! И мы приняли вызов! Где могли, ловили преступников на «проколах», привлекали к уголовной ответственности, но несовершенство законодательной базы, отсутствие соответствующей статьи в УК не позволяли вязать всех скопом. Нужно было скрупулезно копить информацию, вести оперативную разработку и ждать.

«Ваших жен и детей порешим!»

О том, в какой сложной обстановке приходилось тогда работать, вспоминает подполковник милиции в отставке Владимир Князев - последний начальник подразделения, а в ту пору только пришедший в ОБОП младший лейтенант милиции:

- Наш тогдашний начальник - полковник милиции Николай Гаврилович Стельмах - вызывает по повестке Джема в управление. Тот игнорирует. Второй вызов. С тем же результатом. Тогда нас отправили доставить его принудительно. Прибыли на место на двух машинах. А у его жены как раз день рождение. Во дворе штук 40 иномарок - все воровские! Тут же толпа кучкуется пьяная. Пока мы решали, как нам правильно действовать, чтоб и задачу выполнить, и дров не наломать, они нас заметили. Подлетает к нам на новенькой черной «японке» один из приближенных Джема, цыган по кличке Стрелок - чрезвычайно наглый и самоуверенный тип. И давай сходу: «Чего вам надо?» Мы его тут же урезонили: «Иди отсюда. Ты кто вообще такой?» Он, поняв, что на крик нас не взять, с угрозой: «Ну, сейчас вы получите!» - умотал к своим. А дальше началось то, что можно увидеть в кино про мафию.

Вдруг, как по команде, вся эта толпа срывается с места и нас моментально окружает. Пути отхода перекрыты. Обстановка быстро накаляется, слышатся угрозы расправы. Вдруг врывается в круг Джем. Пьяный, разъяренный, рывком открывает дверь служебной машины, хватает за руку одного нашего опера - паренек только устроился на службу - выталкивает на улицу, садится на его место. Тогда шел как раз по телевизору сериал «Спрут», и Джем, который боготворил итальянскую Cosa Nostra, похоже, возомнив себя главой местной мафии, стал открыто угрожать нам:

«Ваших жен и детей порешим! Сами будете жить в казармах!»

А его банда вот-вот готова была броситься на нас… Прямо перед машиной встал здоровенный детина и держит руку под курткой так, будто у него там ствол. Попробуй проверь в этой ситуации. Еще пару минут - и началась бы пальба. Не знаю, каким чудом тогда кровь не пролилась!

Наконец Джем, видимо, от собственного же крика отрезвел, кинулся в свою машину и помчался в ОВД, к Стельмаху (который не уступал ему, кстати, ни в пропорциях, ни в интеллекте, ни в силе характера, за что Васин его побаивался), мол, вот он я - явился по повестке.

«Чародейка» тоже помогла

Вскоре сотрудники нового подразделения заставили местных бандитов относиться к себе с уважением. Те поняли: если хоть один волос упадет с головы оперативника или члена его семьи - им несдобровать.

- Когда однажды какой-то отморозок, - вспоминает Князев, - оскорбил на улице жену нашего сотрудника, Гаврилыч сделал все, чтобы уже на другой день наглец попросил у нее прощения.

Почувствовав силу закона, «комсомольская мафия» попритихла. В феврале 1992 года отделение расширили до отдела и подчинили его региональному управлению. Штатная численность сотрудников доходила тогда до 80 человек. В составе отдела действовал и СОБР. Это была уже внушительная сила! А в 1997 году выходит УК в новой редакции, где значилась долгожданная 210 статья «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)». Теперь появились основания накрыть всю преступную группировку разом.

Ощутимый удар банде был нанесен в 2001 году, когда Джема арестовали по подозрению в организации поджога кафе «Чародейка», принадлежащего одному несговорчивому бизнесмену. Окончательная же ликвидация организованной преступной группировки в «городе Юности» произошла через 4 года.

- Нам очень помог в этом прокурор города Владимир Пахомов, - вспоминает Князев. - Он, не в пример некоторым другим прокурорам, поддерживал милицию в борьбе с оргпреступностью. Владимир Евгеньевич и выступил инициатором возбуждения уголовного дела по 210 статье в отношении лидеров ОПГ, благо, материала на них накопилось много.

Мы тогда по сути обезглавили «общак», а также взяли несколько десятков наиболее активных исполнителей. И случилось, как в сказке про Кащея Бессмертного, когда после его кончины началось рушиться вокруг все мрачное царство. Крутые в прошлом ребята стали разбегаться кто куда и ложиться на дно, а задержанные - давать показания.

* * *

К сожалению, после очевидных успехов РУБОП сократили, оставив самостоятельные управления на местах.

- Это нас ослабило, лишило единого центра, единой базы данных, единого планирования, - комментирует дальнейшие события Константин Лымарь. Следующим шагом стало сокращение Управления по борьбе с оргпреступностью. Уникальное подразделение с «крутым» названием сначала, «порезав» штатную численность, переименовали в оперативно-разыскную часть - ОРЧ, а в 2011 году просто ликвидировали.

Мнение обоих его ветеранов совпадает: это было ошибочное решение. Мавр сделал свое дело и может уйти?..

Записал Роман ИЛЮЩЕНКО
«Щит и меч» 14 ноября 2013 года № 42 (1394)

А. Карташов

к содержанию раздела  вверх